[YOURS FANTASY WORLD: The Moment of Miracle]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [YOURS FANTASY WORLD: The Moment of Miracle] » Пост-Хогвартс. Новая угроза » Ист-энд. Промзона Лондона


Ист-энд. Промзона Лондона

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://savepic.org/6362742.jpg
заброшенный ангар

0

2

Элис осторожно огляделась. Вокруг не было ни души, однако старый ангар казался преисполненным звуков разрушающейся ветхости. По железной крыше отбивал свою дробь тяжелый дождь, а сквозь щели стен гулял ветер. Погодка оказалась под стать делам волшебницы – такой же неприятной и мерзкой.  Но саму Ланкастер экзистенциальные материи вроде абстрактного добра и зла давно перестали беспокоить. В юности, во времена магической гражданской войны, девушка, быть может, и относилась более наивно к торжеству справедливости, однако после многочисленных репрессий в отношении сторонников Темного лорда и его пособников, веры в правое дело аврорской добродетели не осталось всуе. И сгорела бы она прахом.
Ланкастер все еще иногда просыпалась по ночам, слыша сквозь сон крики и слезы собственной  матери, ее мольбы к аврорам пощадить и не забирать отца.
Люди в темно-синей униформе ворвались в поместье поздно вечером, нисколько не озабоченные настроениями и желаниями обитателей Блумсфилд парк. Родерик спустился к ним первым, в попытке узнать причину столь позднего визита и его повязали без лишних разговоров и демонстративных предъявлений обвинений. И суда по всему, отец не стал сопротивляться, да и уточнять причины у десятерых министерских раздолбаев в форме казалось бессмысленным. Роуз кинулась за мужем, но кто-то, особо разборчивый, запустил в нее заклятие, отчего женщину отбросило в стену. Чинный, самодовольный аристократ, закованный магическими наручниками, - как это показушно. Как и вся нынешняя власть.
Проще всего было отобрать привилегии, скомпрометировать в глазах общественности, лишить всего, что было так дорого. После случившегося, Элис сбежала из поместья. Из прессы она узнала о неоднократных обысках, о черной бухгалтерии, складах разнообразных зелий и ядов, поставлявшихся ее отцом для нужд Темного Лорда непосредственно из штатов местными контрабандистами. Родерика Ланкастера сместили с поста, заморозили счета и заперли в аврорате в камере допросов. И, несмотря на то, что Элис прекрасно понимала обоснованность всех предъявленных обвинений, она не могла поверить в полную причастность отца. Он был лишь винтиком  в огромной машине Лорда, но общество требовало публичных казней и зрелищ. Слуги Волдеморта должны были понести ответственность за все, что совершили. Конечно, это закончилось чуть менее печально, ибо влиятельные  друзья Родерика из штатов сделали доброе дело. За приличную сумму денег его выпустили и любезно порекомендовали сменить сферу деятельности и место жительства.
Мать депортировали в Америку, о дальнейшей судьбе Роуз волшебница знала лишь то, что с ней было все хорошо, и она обосновалась где-то под Пенсильванией. Было бы неплохо, если вместе с отцом.
И вот, чем все обернулось. Элис не любила людей. Волшебники, магглы, без разницы. Аврорат и прочие министерские шавки лишили ее слишком многого, чтобы вот так все оставить, понять, простить и забыть. Конечно, время от времени, волшебницу посещали каверзные мысли о том, что ее лишили будущего в Англии именно родители, которым так хотелось оказаться на вершине доминирующего сословия с равными себе. Гордыня подняла к вершинам, она же и сгубила.
С тяжелым вздохом пнув какую-то железку сапогом, Ланкастер огляделась. Скоро должен прибыть посредник, а лучшего места для сделки не сыскать. Погода благоволила: вряд ли кто-то сунется искать сообщников новой звезды смерти – Мерилин Рихтер, на грязный, заброшенный промышленный склад.
Внезапно в стороне мелькнула тень. Элис прищурилась, резким жестом скинув капюшон черного пальто, мешавший обзору. И правда, маг подал сигнал, после чего Ланкастер направилась к нему. Следовало закончить все быстро. Но стоило ей сделать несколько шагов, как вдруг дверь в ангар распахнулась, и на пороге возник еще один силуэт.
На мгновение волшебница растерялась. Либо за посредником был хвост, либо Орден феникса работает оперативней, чем они могли ожидать. Маг в завалах поспешно скрылся, а второй незваный гость продолжал стоять в тусклом свете уличного фонаря и разглядывать свою потенциальную жертву.
- Если ты ищешь смерти, ты по адресу, - бросила небрежно Элис, доставая палочку. Маг в ответ сделал то же самое.

0

3

И какого черта его дернуло геройствовать?
Гриндевальд задавался этим вопросом на протяжении всего пути до промышленного района. Разумно решив аппарировать подальше от предполагаемого места встречи прихвостней нового Потрошителя в женском обличье, Геллерт, без особого удовольствия, обдумывал план действий.
Было известно, что на сегодняшней сходке должна быть Ланкастер, и по странному, внезапно благородному, порыву маг вызвался отправиться на опасное задание. Конечно, основной своей задачей блондин ставил попытку вразумить сбившуюся с пути истинного овцу Элис, но и в случае фиаско, не исключал возможности, если не убить, то сильно покалечить, дабы неповадно было впредь творить невообразимые и сумасбродные вещи. Зная печальную историю семьи Ланкастер, Геллерт предполагал, что вразумить волшебницу будет непросто. Слишком глубоко пустили корни детская ненависть и обида, да и почва избалованности девчонки оказалась явно благодатной. И все же, он не понимал, почему Элис осталась в Англии.
Биография самого Гриндевальда выглядела странно. После последней битвы за Хогвартс мага едва ли ожидала участь, завидней, чем у остальных. Во время войны его родственники так же кичились чистотой крови и всячески поддерживали начинания Лорда. И не было секрета в том, что сам Геллерт соблазнился байками о лучшем мире без грязнокровок. В то время это выглядело так вдохновляюще правильно, что начинало казаться, будто иного будущего для волшебного сообщества не предназначено. Лорд воспринимался большинством сторонников своеобразным мессией, а из страха перед его могуществом думать по-другому было чревато и опасно.
Но будущее пришло в неожиданном новом свете. И кто бы мог подумать, что однажды Геллерт заведет разговор с родителями о браке с девушкой, явно не отвечающей их ожиданиям. На благосклонность рассчитывать не приходилось, однако без участия Гермионы Грейнджер им была оговорена едва ли не паскудная мысль о том, что брак с магглорожденной, отчасти, поможет реабилиторовать положение семьи в обществе после всего, что вытворял Волдеморт. Гермиона об этом не знала, но стоило предположить, что могла догадываться об истинных причинах смягчившейся категоричности будущих родственников. И все же, Геллерт ее любил, а иного пусти снискать благословение родителей и иже с ними не было, не утратив при этом права на наследство и титулы.
И все же, их брак оказался непрост. Конечно, дури в обоих поубавилось со школьных лет, с изысками характеров и взглядов пришлось мириться, в чем-то уступать, но в глубине души Гриндевальд был благодарен своей теперь уже супруге за олицетворение всего лучшего, что могло произойти в его жизни. В том числе и за двоих детей. И вообще, благодаря Гермионе Геллерт, наконец, смог осознать, что в этом мире есть вещи, которые никогда не получить лишь за счет в банке или по праву рождения. В общем, все эти странные метаморфозы в его мозгу проистекали из самобытности семейной жизни. А сейчас он был в сотнях километров от своей семьи, рискуя жизнь непонятно зачем ради разговора с бывшей школьной подругой, некогда довольно близким другом, - Элис Ланкастер. Магу не хотелось верить, что бывшая слизеринка окончательно повернулась и по собственному желанию оказывается причастна ко всем этим ужасным убийствам и преступлениям.
О месте встречи Ордену стало известно незадолго до общего собрания. Мельком проскользнувшая информация о том, что сегодня ночью на склады прибудет связной и посыльный, коим и окажется сама Элис. Возможно, припадочность девушки играла с ней, однако до сих пор ей удавалось удачно избегать цепких лап правосудия. Либо, кто-то достойно научил ее заметать за собой следы. И все же, Гриндевальд надеялся застать волшебницу до того, как она покинет ангар.
И верно. Кажется, маг застал самое начало переговоров, потому что заговорщики находились еще по разные стороны, а сама Ланкастер, явно не скрывая своего лица, в уверенном полушаге замерла неподалеку от своего сообщника. Второй чародей трусливо сбежал, однако не он сегодня был целью Геллерта. Возможно, в другой ситуации ему пришлось бы поднапрячься, чтобы найти аппарационный след, однако сейчас его внимание полностью занимала Элис.
Она мало изменилась с их последней встречи, однако казалось лишь, что еще больше осунулась и похудела. Привычно мрачный макияж, недоверчивый взгляд, циничная полуусмешка на губах, лишь глаза выдавали ее сполна. И тусклого освещения ангара было достаточно для того, чтобы увидеть эту бескрайную бездну и пустоту, сменивших наивный блеск.
- Если ты ищешь смерти, ты по адресу, - бросила небрежно Элис, доставая палочку. Маг в ответ сделал то же самое.
- Неужто ты теперь раздаешь билеты в один конец, Ланкастер? Убивать тебе не к лицу,  – в свою очередь усмехнулся Геллерт, все же зайдя в ангар и прикрыв массивную дверь. Теперь их разделяло несколько шагов, но даже с порога блондин успел заметить нервный жест со стороны Элис. Она настороженно боялась, что, в общем, было обосновано.

Отредактировано Gellert Grindelwald (09-11-2014 22:15:28)

+1

4

Признать в нежданном госте Гриндевальда не составило труда, даже спустя столько лет. Он, конечно, возмужал и возмудел, но не так, чтобы измениться до неузнаваемости. И все же, возраст его не испортил. Геллерт был красив собой, привлекателен и по-прежнему обладал этой дико бесившей всех вокруг статью альфа-самца. Краем Элис когда-то слышала, будто он женился на Грейнджер, но в остальном о жизни бывшего однокурсника она ровным счетом ничего не знала. Но судя по тому, что именно он оказался в ангаре, смело можно было предположить причастность Гриндевальда к дружкам его благоверной и Ордену феникса. Неужто жизнь повернула в очередной раз не туда, выставив противником бывшего друга?
Одной из причин циничного смирения Элис с действиями фрау Рихтер, была усталость. Когда бесконечно долго и с завидной регулярностью теряешь друзей, близких, которых убивают и пытают у тебя на глазах, в какой-то момент происходит перегорание. И в мгновение, словно срабатывает какой-то переключатель внутри, ты перестаешь ощущать что-либо, лишь послушно исполняешь приказы.
Она давно перестала задумываться о морали, о дозволенности, о законе, о чести, обо всем, что могло хоть как-то всколыхнуть забытые чувства, в том числе и о тепле отчего дома, о дружбе, о любви на худой конец, - все потеряло смысл после развала семьи. А сейчас, перед ней стоял человек, который имел в своей чертовой жизни все, о чем самой Ланкастер оставалось лишь бессмысленно мечтать. И в чем же было дело? Почему ему удалось избежать репрессий? Своевременное кровосмешение и связи Поттера помогли ему избежать печальных последствий, уготованных всем сторонникам Волдеморта. Лишь малая толика везения и недюжего очарования помогли выкарабкаться из этой выгребной ямы и зажить нормально. 
- Что тебе нужно, Геллерт? – наконец, заговорила волшебница, недоверчиво нахмурившись. Элис сделала пару шагов назад, явно не ожидая, что маг отпустит ее с миром. – Едва ли ты пришел просто поболтать, мы по разные стороны баррикад, если ты успел забыть.
Он задерживал ее. И это было некстати. Сделка сорвалась, и об этом следовало как можно быстрее доложить Рихтер, однако помеха в лице блондина казалась вполне ощутимой. И стоило признать, что в прямом противостоянии Элис очевидно проиграет, а значит, пути отступления следует поискать окольные. По возможности заболтать бывшего однокурсника, нанести неожиданный удар и быстро уйти. Все же, какими бы не были обстоятельства, причинять Геллерту боль волшебнице не хотелось. Можно ли было надеяться на подобную щедрость в ответ, к сожалению, Ланкастер не знала.

0

5

- Как ни странно, я хочу поговорить, - пожав плечами в ответ на очевидную агрессию девушки, произнес Геллерт.
Все складывалось именно так, как он представлял изначально. Ланкастер явно не была настроена на диалог, да и после неудавшейся сделки, пожалуй, единственное, чего волшебница могла хотеть, так только уйти подальше и не вступать в сомнительные беседы. Да и зная Элис, она едва ли позволит кому-то чужому копаться в потаенных закоулках собственной души. А именно на это Гриндевальд и рассчитывал. Ей хотелось помочь, ну или попытаться открыть глаза на происходящее с иной стороны. Не могло такого быть, чтобы Ланкастер не понимала сути своих поступков.
- А если не удастся тебя убедить, не обессудь, придется, в качестве аргумента, применить силу.
От него не укрылась едкая ухмылка, промелькнувшая на губах девушки, однако от комментариев она воздержалась, видимо, давая магу возможность высказаться.
Пройдясь в пару шагов по ангару, словно осматриваясь, Геллерт не торопился начинать разговор. Мозг непроизвольно оценивал ситуацию в случае непредвиденных обстоятельств, а поле для магической дуэли оставляло желать лучшего. От сильных порывов ветра крыша старого ангара опасно поскрипывала и, казалось, вовсе ходила ходуном. Одно случайное попадание боевым заклинанием и может произойти непоправимое. Едва ли у кого-то из них двоих окажется достаточно сноровки, чтобы переключиться с противника на огромные металлические листы. Палка о двух концах, как ни крути.
- Мне известна история твоей семьи, Элис, - наконец вновь заговорил Гриндевальд, зябко подняв ворот пальто, - но все не так плохо, нет? Что за эти годы могло с тобой произойти, если ты работаешь на Рихтер? Какого черта ты не поехала на свою родину бургеров, вслед за родителями? Вместо нормальной жизни за пределами всего этого кровавого кошмара, ты пресмыкаешься в шайке морально-убогих падальщиков? Что-то в этом мире пошло не так..
Несмотря на свой не самый солнечный характер, Геллерт, отчасти, ощущал себя виноватым перед Ланкастер. Когда-то давно, еще в школьные годы, она никогда не оставляла его наедине с проблемами, нередко даже вправляла мозги своими способами, но действенно. И он всегда знал, что мог рассчитывать на нее или даже доверять в определенных вопросах, что для их факультета было несусветной дикостью. А то, что творилось в жизни бывшей подруги сейчас, нормальным назвать было сложно.
- Хочу, чтоб ты знала, - хмыкнул блондин, окинув чародейку внимательным взглядом, - на моем месте мог оказаться кто-то менее лояльный, и тогда вечер был бы вовсе неприятным. И все же, почему ты в Англии? Что тебя здесь держит? Ваш особняк едва ли обитаем после обысков, да и очень многое в нем подлежало изъятию, насколько я помню. Все, что осталось от былого великолепия только титулы и пресловутая чистокровность.
Все это время Геллерт не переставал изучать стоящую напротив волшебницу. Отчетливо осознавая, что его слова причиняют боль, он пытался заставить Ланкастер проявить хоть сколько-нибудь адекватные эмоции. Та Элис, что с апатичным безразличием взирала в ответ, не могла быть настоящей.
- Ни друзей, ни семьи, ни близких… И тебя это устраивает?
Он издевался. Явно издевался. Но иначе действовать было бессмысленно, а чтобы докопаться до правды волшебницу оставалось только пытать.

Отредактировано Gellert Grindelwald (10-11-2014 23:30:03)

0

6

- А ты все такой же лицемерный ублюдок… Ничего не меняется. – Элис презрительно скривилась, всем своим видом демонстративно показывая вопиющее недовольство и нежелание беседовать. – Как всегда, высокопарные речи... К черту патетику и пафос, Геллерт. Я знаю тебя. И нет нужды строить из себя что-то правильное, горбатого могила исправит. Поверь, и распускать павлиний хвост здесь не перед кем.
Слегка склонив голову на бок, Ланкастер сжала в руках волшебную палочку, переступив с ноги на ногу для более устойчивой и максимально расслабленной позы. Было в этом ее жесте нечто провокационное, да и в целом ее образ сейчас перед магом должен был вызывать не самые светлые побуждения и мысли.
Его слова задели. Настолько сильно задели, что волшебнице стоило немалых усилий изображать будничную непринужденность. А одолевавшая ее внутри жажда кровавого отмщения за обиду и вовсе грозила вырваться наружу убийственной и беспощадной бурей в шквале заклинаний на блондинистую голову напротив. И все же, Элис держалась на банальном нежелании проиграть Гриндевальду в его моральном насилии и собственном упрямстве.
- Ты можешь бесконечно долго дискутировать на тему изъятий и обысков в моем поместье, быть может, тебе это даже доставит какое-то удовольствие, ведь твою семью не коснулись невзгоды из-за твоей лживой расчетливости. Уж прости, мне не подвернулось удачно влюбленного в меня грязнокровного принца, дабы облегчить позорные обвинения в пособничестве Лорду. Но моя семья тебя не касается. И не смей упоминать моего отца в подобном тоне даже косвенно.
На мгновение  лицо Элис изменилось, отчетливо дав понять стоящему напротив магу, насколько действенным оказался его метод. И исказившая его гримаса ярости была тому прямым доказательством. Отбросив мысли о собственной сохранности и безопасности, Ланкастер в пару шагов, резко преодолела разделявшее их расстояние. Со злостью уставившись на бывшего друга, она негромко продолжила, отчетливо и явно обиженно:
- Нам обоим известно, как все могло случиться, не женись ты на Грейнджер. Да и Поттер наверняка сделал доброе дело, не так ли? Едва ли он испытывал удовольствие от мысли, что его лучшая подружка станет благоверной Пожирателя смерти. Не беспокоит метка после смерти Лорда, верно? – ткнув кончиком палочки мужчину в грудь, Элис хмыкнула, - так что, не тебе учить меня жизни, Гриндевальд. Я не хочу слушать лживые, лицемерные нравоучения от человека, у которого у самого руки по локоть в крови. Лучше оставь сказки о добре для своих деток, думаю, им будет интереснее. Едва ли они когда-нибудь узнают, что из себя представляет их отец на самом деле… Супруга не позволит.
Это был очевидный удар ниже пояса, которым Элис самолично обрекла возможное мирное разрешение их разговора на сокрушительное фиаско. И возможно где-то она явно перегнула палку, однако уязвленное самолюбие жаждало мести. А молчаливая битва взглядов лишь подтверждала бесславный конец без победителей и проигравших. Как бы там ни было, они оба прекрасно понимали – прошлого не вернуть и не изменить. 
Картинно закатив к потолку глаза, Элис хмыкнула, а после, с красноречивым вздохом прошла мимо мага. Оставалось мысленно посчитать, сколько шагов ей удастся сделать до двери, прежде, чем Геллерт пустит в ход палочку. В том, что это рано или поздно произойдет, сомневаться не приходилось.

0

7

- Ты же понимаешь, что после всего сказанного, я не могу тебя просто так отпустить?
Его голос прозвучал глухо, однако уже в следующий момент Геллерт резко схватил намеревавшуюся уйти  волшебницу за локоть, бесцеремонно прижав к себе. И когда кончик его палочки оказался устремлен ей в грудь, спесь на лице  Ланкастер живо сменилась совершенно оправданным страхом.
- Раз я весь такой плохой, почему бы нам не сыграть в игру?.. – блондин недобро усмехнулся, слишком очевидно наслаждаясь ситуацией, - давай на мгновение представим, что мне безразличны твои обличительные речи и нас не связывает школьное подобие дружбы, а еще у меня есть приказ Ордена предотвратить совершение вашей сделки. Что, в таком случае, должно удержать меня от убийства, раз в прошлом моя биография запятнана якшаньем с Пожирателями, а твоя жизнь не представляет для меня интереса? Значит ли это, что я ничуть не изменился, и подобно тебе и твоим приятелям из уютного гнездышка потрошителей, продемонстрирую тебе все прелести медленной и мучительной смерти? Я могу подойти к этому более изобретательно.. Тебе стоит лишь попросить, ты ведь знаешь меня, не так ли? 
Внезапно выпустив девушку из рук, Геллерт оттолкнул ее от себя, отчего Элис едва удержалась на ногах, оступившись из-за валявшейся в стороне под ногами балки. Но уже в следующий момент в нее целенаправленно полетел луч круциатуса, а по ангару эхом разлетелся иступленный крик боли.
- В конце концов, никто же об этом не узнает, - буднично пожал плечами мужчина, вновь направляя палочку в сторону незадавшейся злодейки. Ланкастер лежала среди обломков арматуры, раздробленных бетонных блоков и прогнивших от сырости досок  и представляла собой малопривлекательное зрелище. И все же, несмотря на потрепанный и грязный вид, Элис восхитительно владела собой, а ведь в силе получившегося круциатуса сомневаться не приходилось. Совершенно очевидно, что девушка должна была все еще испытывать отголоски той боли по всему телу, однако ее взгляд говорил о непререкаемом желании ответить обидчику еще более вдохновенно. И в какой-то момент Геллерту пришлось признать, что он азартно ожидал ее ответной реакции, как если бы его охватило предвкушение битвы с достойным противником в былые времена.
Разумеется, результат их сомнительного рандеву был заранее известен. И, к сожалению, не ему одному. Ланкастер, очевидно, понимала, что ее жизни ничего не угрожает, поэтому вела себя еще более по-скотски, чем обычно. Оставалась сделка с совестью: приказ Ордена предотвратить договор посредников Рихтер, одного из них взяв живым. И на этом этапе вступало противоречие.
Геллерт прекрасно осознавал, что не сможет выполнить приказ в его изначальной формулировке. Несмотря на ужасное положение вещей, постоянные исчезновения людей, жестокие массовые убийства прихвостнями этой чокнутой немки, доставить Ланкастер для допросов в Орден или аврорат у него попросту не хватит духа. Это значило бы отдать ее на растерзание доблестным стражам закона, которые не чурались самых разнообразных и творческих методов общения с подопечными.
Присев перед девушкой, Гриндевальд легко приподнял ее за ворот пальто:
- Будет слишком жестоко, спросить у жертвы, как ей хочется умереть? Ведь, она должна понимать, что много знает, да и, мне кажется, обрести желанный покой для нее будет разумнее.
Видит Мерлин, он этого не хотел.

0

8

И это был чертов финал. В какой-то момент Элис даже показалось, будто сейчас все закончится. Вот так, на грязном полу старого заброшенного ангара прервется бесконечность серых будней без цели и смысла. Больше не будет приказов социопатов, радостно примеряющих маски черных властелинов и маньяков. Всего два слова – и настанет долгожданный покой и забытье. Но отчего-то у волшебницы противно екало сердце, насмешливо дразня утомленный рассудок, будто сидящему напротив мужчине не хватит силы воли использовать непростительное. Быть может, когда-то раньше, но не сейчас.
Сейчас он был слабаком с биографией благопристойного семьянина и фамильными чайными сервизами. И это было более истинно, нежели патетичные декламации о видах убийства.
- Так убей, - Элис насмешливо прищурилась, неприятно усмехаясь, - для тебя же это легко. Чужая жизнь просто винтик в сложном механизме большой игры, так чего тебе будет стоить еще одно убийство? Одним больше, одним меньше. Нет смысла после просить прощения у мертвых… Бойся тех, кого ты оставил в живых. 
Воспользовавшись в миг отразившимся на лице Геллерта замешательством, Ланкастер резко вскинула волшебную палочку, направив ее кончик в грудь мужчины:
- Эварте статум!
Все произошло в считанные секунды. Не успевший блокировать магию Гриндевальд, от силы удара отлетел к противоположной стене, на скорости ударившись о ржавые металлические подпорки.
- Ну что же ты, Геллерт! Не дают покоя призраки прошлого? – Рассмеялась Элис, поднимаясь на ноги. – Где твоя хваленая реакция? Все, что осталось от тебя прежнего, это пустая пафосная болтовня! – последовал еще один взмах палочкой, и в сторону мага полетела тяжелая деревянная балка, вновь сбив его с ног. Смех девушки внезапно прервался, когда в нее полетел ярко-красный луч заклинания, видимо, выпущенного Гриндевальдом в последний момент до падения. Отскочив в сторону, Элис едва увернулась, однако ее взгляд вновь стал сосредоточенным. С недоверчивой внимательностью она изучала противника.
Он не станет ее убивать. Это было очевидно. Однако не стоило слишком обольщаться мнимым благодушием блондина, потому как получить малоприятные последствия от него в подарок можно было и без непростительных заклятий. И все же, пока Гриндевальд валялся среди полуистлевшего хлама, у Элис была прекрасная возможность сбежать и не ввязываться в неравную дуэль. И было странным, почему волшебница не преминула воспользоваться внезапным преимуществом, по-прежнему оставаясь в ангаре. И ответ для самой Элис был прост: переговоры с посредником были сорваны, и возвращение в мэнор с плохими вестями сулило большие неприятности, нежели пара волшебных пинков от Гриндевальда. И чем более трагично будут выглядеть последствия, тем даже лучше для пущей убедительности аргументов для фрау Рихтер.
И пока Ланкастер размышляла о трудностях бытия, блондин вновь оказался на ногах. И следующим его ходом стали невербальные чары. Быстро, без лишних сомнений и раздумий, стремительно и опасно, они ослепительными вспышками вылетали из его палочки, встречая щиты и блоки со стороны Элис. И, стоило признать, она едва за ним успевала. Очередная вспышка света озарила ангар, и, отбитая волшебницей, срикошетила в завал старых ржавых бочек, сваленных в углу. Секундная искра мелькнула где-то в глубине металла, а после вспыхнула ярким пламенем, вырвавшимся с обжигающим жаром наружу и затопившим противоположный выход из ангара и стены.
-Du verbrennst. Ich werde leben. – В странной отстраненной завороженности произнесла Элис в обращении к стоящему неподалеку магу. И было в этом кратком обещании смерти на его родном языке нечто извращенно интимное, словно из миллионов других людей, предназначенное только Геллерту. И волшебница могла поклясться, что блондин понял метафоричность ситуации.
Огонь полыхал неестественным химическим пламенем, как будто в бочках хранились какие-то ядовитые горючие вещества. И все казалось таким естественным и простым в этот момент судьбоносной дуэли в удушье всепоглощающего жара и пылающего, раскаленного металла.  Времени оставалось немного, и выбор сам по себе не привлекал разнообразием вариантов: находиться и дальше в ангаре становилось опасно для них обоих.

0

9

Вокруг был ад. Старый ангар стремительно охватывало удушающее пламя, превращая пространство внутри в пылающую бездну. Каждый неосторожный шаг в сторону мог обернуться катастрофой, и любые неверные действия неизбежно привели бы к собственной гибели. Ядовитый огонь сжигал перекрытия и старые доски на полу, открывая в его полости глубокие ремонтные ямы. От сохранившегося в них мусора уже поднимался черный дым, и воздух довольно быстро заполнялся едкой вонью.
Глаза слезились, мешая обзору, но маг старался не выпускать из вида замершую неподалеку волшебницу. Дышать становилось все труднее, однако Элис не предпринимала никаких попыток выбраться наружу. Попытавшись сделать шаг вперед, Геллерт едва не провалился вниз, когда обуглившиеся доски с треском под ним проломились. 
- Ланкастер! – крикнул чародей, нарочито громко обратившись к девушке, - и что ты намерена делать теперь? Существуют десятки способов самоубийства, а ты даже после смерти хочешь доставить Аврорату проблемы? Прекращай это дерьмо.. – слетевшая сверху балка заставила чародея вновь отступить назад, еще больше увеличив отделявшее их расстояние, -  иди ко мне, идиотка, - Геллерт протянул волшебнице руку.
Элис безразлично встретила его жест, лишь неопределенно улыбнувшись. Отчетливое ощущение, будто что-то в ней в мгновения изменилось, не давало Гриндевальду покоя. Почему исчезла ее истеричная ненависть? Почему, когда они оба оказались в огне, на смену ее злому бессилию пришла опасная апатия? 
Выход находился за его спиной. И при определенной доле везения, до него можно было добраться, избежав огня. Счет шел на секунды, и каждое мгновение промедления могло стоить жизни им обоим без всяких глупых дуэлей.
В условиях простой необходимости выжить, все становилось кристально прозрачным. Здесь и сейчас не существовало понятий о добре и зле, не было тяжелого груза ошибок прошлого, как и не осталось намерений доказать собственную правоту. В удушающей и пылающей огненной Геенне для подобного не было места. 
Инстинкт самосохранения, видимо, давал сбой, если Геллерт до сих пор стоял на месте, пытаясь достучаться до бывшей однокурсницы. Это казалось непостижимым, однако что-то не позволяло ему развернуться и уйти, оставив эту чертову психопатку в пылающем ангаре. В том, что Элис едва ли покинет его следом за ним, маг был уверен.
- Элис, дай мне чертову руку.. - Гриндевальд закашлялся, на секунду прикрыв от едкого дыма глаза. И в следующий момент послышался характерный треск, оповестив мага о том, что его явно услышали.
Попытавшись сдвинуться с места, Ланкастер неожиданно провалилась вниз, скрывшись в одной из тех злополучных ям. Быстро подскочив к ней, Геллерт увидел, что чародейка успела ухватиться за торчащий из бетона кусок арматуры и теперь изо всех сил пыталась удержаться. Дышать становилось запредельно трудно, однако использование магии едва бы помогло. Огонь выжигал такой нужный кислород, а из-за высоких температур давало сбой даже заклятье головного пузыря.
Схватив девушку за руку, Геллерт попытался вытянуть ее из ямы. Пришлось ухватиться за ворот пальто, прежде чем Элис оказалась на поверхности. Упав на грязный пол, волшебница закашлялась, пытаясь отдышаться.
- Вставай.. – хрипло произнес блондин, толкнув Ланкастер в бок. Слегка пошатываясь, Гриндевальд поднялся на ноги. Оставаться в ангаре дольше было попросту нельзя. – Поднимайся, черт тебя дери.. Не ты ли собиралась меня убить?.. Вместо этого я должен тебя спасать? Где-то что-то не сходится. Заносчивая ты дрянь…
Кое-как подняв Ланкастер с пола, Геллерт обхватил ее за талию для большей устойчивости. Волшебница еле передвигала ногами, то и дело спотыкаясь и норовя потерять равновесие. И прежде, чем они приблизились к выходу, Гриндевальд вспомнил всеми лихими,  гротескными эпитетами и метафорами все причиндалы Мерлина, саму Элис, ее родных,  и весь мир в целом.
Взмахнув палочкой, Геллерт выбил заклинанием ветхие ворота, открыв им путь наружу. Холодный свежий воздух мгновенной сбил с ног, заставив его выпустить из рук волшебницу. Опустившись на сырую землю, маг зашелся судорожным кашлем, пытаясь отдышаться и прийти в себя.

+1

10

Было очевидно, что Элис переоценила собственные силы. Ядовитые магловские химикаты сделали свое паршивое дело, и огонь превратился в ужасающую и неуправляемую стихию. Ангар стремительно заполнялся едким запахом гари от обгоревших строительных материалов, а старые дырявые покрышки беспощадно чадили. От удушающей вони картинка в голове незамысловато поплыла, отчего Элис ощутила неприятное головокружение. Гриндевальд что-то говорил, видимо, пытаясь дозваться до нее, однако волшебница заторможено смотрела куда-то вперед, будто в угарном дурмане. Что ему было нужно? Зачем Геллерт ее звал? Зачем он протянул к ней руку? И самое главное, что она делала в этом ангаре?
- Элис, дай мне чертову руку.. - Гриндевальд закашлялся, на секунду прикрыв от едкого дыма глаза.
Все произошло в считанные секунды. Мгновение прозрения продлилось ровно столько, чтобы Элис смогла сдвинуться с места, сделав шаг навстречу чародею. Но стоило ей подойти ближе, как гнилые доски, уже зашедшиеся пламенем, с гулким треском проломились.
Дальше все происходило, будто в забытьи. Элис ничего не видела за мутной пеленой перед глазами, лишь фантомное ощущение горячего металла неприятно обжигало ладони. В памяти нисколько не отпечатались последние события, волшебница довольно вяло воспринимала происходящее. И более менее сознание начало возвращаться, когда Ланкастер ощутила под собой сырую холодную землю, и обжигающе свежий воздух внезапно резанул по легким. Иначе сказать было нельзя. Казалось, будто ночную прохладу можно было откусывать кусками, чтобы только  насытиться этим живительным нектаром.
Перевернувшись на спину, волшебница устремила мутный взгляд на затянутое темными тяжелыми тучами небо. Сердце билось так часто, будто вот-вот было готово выпрыгнуть из груди. Даже простой вдох отзывался ноющей болью. Шумно втянув носом воздух, Элис закашлялась.
Медленно повернув голову, Ланкастер поискала взглядом своего недоврага. Геллерт лежал поблизости, однако его неподвижность настораживала.
- Гриндевальд..– хрипло позвала его девушка, слегка приподнявшись на локтях, - Эй..
В ответ последовала тишина. Тихо выругавшись, Элис с усилием попыталась подняться. Переползя ближе к магу, она потрясла его за плечо, но результат остался прежним.
- Геллерт?.. – имя бывшего однокурсника, прозвучавшее из ее уст, показалось непривычным, оставив после странное послевкусие.  Убрав рукой опавшие на лоб пряди волос, Элис склонилась к лицу мага, пытаясь уловить его дыхание. – Это не смешно.. Ты слышишь?
Ее охватила паника. Еще совсем недавно она так красноречиво обещала ему медленную смерть, а теперь в страхе пытается привести в чувства? Что именно этому несносному павлину удалось пробудить в ней вновь? Простая взаимопомощь способна свернуть горы? Он запросто мог бросить ее умирать в этом злосчастном ангаре, но вместо этого зачем-то кинулся спасать, рискуя собственной жизнью.
- Да что же ты за человек… - всхлипнув, Элис вновь сильнее встряхнула мага, но он по-прежнему неподвижно лежал на сырой земле. Пошарив по карманам, она достала волшебную палочку. Руки отчего-то предательски дрожали, когда Ланкастер легко провела ладонью по груди чародея. Направив на него палочку, она тихо произнесла, - Энервейт!
Гриндевальд мгновенно пришел в себя, судорожно хватая ртом воздух, будто задыхаясь. Навалившись на него, Элис не позволила магу резко сесть, тем самым давая ему возможность немного прийти в себя.
- Тебе надо в больницу, - шмыгнув носом, невнятно проговорила Ланкастер.
Несмотря на то, что идея бросить Геллерта возле горящего ангара казалась удобной и привлекательной, поступить подобным образом Элис уже не могла. Хотя бы из пресловутой благодарности за собственную спасенную жизнь. И ощущение того, что теперь она была должна за подобное геройство Гриндевальду, не давало ей покоя.
Кое-как поднявшись, Ланкастер схватила лежащего на земле чародея за ворот пальто и, что есть сил, потянула его на себя. Попытка не увенчалась успехом. Поднять здорового мужика оказалось проблематично. С досадой выпустив вновь из рук плотную ткань, волшебница нахмурилась.
- Поднимай свою задницу, я не хочу быть обязанной кому-то вроде тебя, - предприняв очередную попытку приподнять мага, Элис заставила его кое-как встать на ноги. Поддерживая блондина, она обхватила его за пояс. Зрелище, должно быть, они представляли собой эффектное. Грязные, потрепанные, перемазанные в саже  и сравнительно живые, своим состоянием они молчаливо провозгласили ничью.
До больницы св.Мунго придется трансгрессировать. К подобному выводу Ланкастер пришла без особого энтузиазма, когда Гриндевальда снова повело в сторону. С концентрацией определенно возникнут проблемы, но если не доставить этого павлина в больницу, проблемы могут оказаться еще более неприятными. Оставалось уповать на удачу, что никого из них двоих досадно не расщепит в процессе.
Постаравшись представить местонахождение больницы как можно более детально и ярче, Элис крепче вцепилась в Гриндевальда. Не сказать, что она сама уверенно держалась на ногах, но ее собственное состояние, очевидно, было в разы лучше, в сравнении с тем же Геллертом. Он выглядел бледнее обычного и, несмотря на примененное к нему заклинание, норовил вновь провалиться в обморок.
Чудом возникнув перед старым кирпичным универмагом, Элис с облегчением признала в ней знакомые потрепанные временем витрины и извечную надпись «Закрыто на ремонт». Подойдя с трудом к витрине, волшебница перехватила вяло стоящего Геллерта и, обратившись к манекену, с недюжинным терпением дождалась разрешения на вход.
Когда они пришли сквозь стекло, Элис огляделась в поисках доступной скамьи. С минуты на минуту должен был подойти дежурный целитель, а это значит, что ему придется объяснять странное самочувствие мага. Глубже натянув на голову капюшон, Ланкастер удобнее усадила чародея на скамье, прислонив его спиной к стене.
- Думаю, тебе еще стоит пожить. Грейнджер расстроится, да и у детей должен быть отец.. – тихо произнесла Элис, приглушенно усмехнувшись, - так что, сделай одолжение, не лезь на рожон. Если тебе не встречусь я, встретится кто-то другой, и тогда мои усилия пропадут зря.
Услышав гулкий звук приближающихся шагов, Элис расправила свое пальто и, последний раз взглянув на блондина, стремительно направилась к выходу. Похоже, эта ночь стала для нее по-своему переломной. Быть может, ей действительно стоило уехать за родителями?..
Похоже, пришла пора отпустить призраков прошлого. И за это стоило быть благодарной

+1


Вы здесь » [YOURS FANTASY WORLD: The Moment of Miracle] » Пост-Хогвартс. Новая угроза » Ист-энд. Промзона Лондона